Ах, Мэри, грешница, сбежала в лес
Ах, Мэри, грешница, сбежала в лес,
Задумав обрести мыслей прохладу,
Укрывшись листом от святых небес
И там опора ей была дана в награду.

Что в лесу за песни – ветра… птиц…
Солнца в паутине… перезвон цветов,
Вкрадчивых шагов рыжих клеветниц,
Хохот фей… Гомон стариков-дубов…

Шумит ручей… Уносит Мэри в сон,
Виденья лезут под закрытые глаза.
Чудится виновной одинокий склон,
И Ветр, что белым следом ускользал.

Присел над бредившей дед седовласый
С улыбкой вытряс истину из бороды,
Взамен с преступной требовал согласий,
Что камень поддастся упорству воды.

Грешница Мэри старшим перечит,
Смеется – сам Лесной к ней пристает.
Не согласна, что от бреда излечит,
А вода давно уж в глупый камень бьет.

Сон выплеснул Мэри туда, где украл
Из листьев упругих, от песни ручья,
Фыркнула Мэри: «Чудак все наврал»,
Светом разлился: «Познаешь житья».

Уходя от мудрого леса, Лесному не веря,
Шепчет: «Вот пристал, и чего он хочет?»
В ответ на сомнения встревоженной Мэри
Звонко льется эхо: «Точит… точит…»

18.08.2007