Butterfly Story (История Бабочки)
     Все удивительное живет так мало, предательски мало…только увлечешься, а оно уже и пропало…и никогда нельзя догнать, оно ускользает, манит нас и со смехом удаляется как только мы протягиваем руку…но эта погоня - это вечное совершенствование себя, что бы иметь возможность хотя бы издалека наблюдать прекрасное…а еще это ключ, который открывает ларец, где хранится все лучшее, чем мы обладаем… Это похоже на трепетание крыльев бабочки…нежнейшее создание, в котором заключена огромная сила…сила, которую можно сравнить только с…

     …несмелый стук в дверь нарушил размышления Лиодора и он, медленно вышедши из мира мыслей, лениво пошел встречать маленького несмелого гостя. Вообще-то времени на разговор у него было не так уж и много ввиду предстоящей поездки в Анды, но больно уж интересно было бы поговорить с этим человечком именно перед отъездом.
     Это была девочка лет одиннадцати. Марина. Лиодор довольно часто видел ее гуляющей недалеко от своего дома, всегда одной и неизвестно чему улыбающейся. Милое, приветливое дитя с которым интересно было поговорить на прогулке. Детское, неуверенное и сбивчивое изложение мыслей заставляло его по-доброму смеяться, но каждый раз заглядывая в глаза девочке, он видел что-то, что рвалось из нее в этот мир, как будто малышке поручили нести совсем не детскую поклажу, но девочке не хватало смелости попросить чтобы кто-то помог ей донести. Она отчаянно старалась об этом не проговориться, но в душе кричала: "Спросите же, спросите!". Лиодор постепенно узнавал что-то новое о ней и хотелось знать всё. Узнать. Помочь. Но девочка с каждым оброненным словом менялась и менялась и это был уже не просто разговор, это становилось похоже на крик о помощи.
     Именно поэтому Лиодор разрешил ей прийти. …это будет непросто, совсем непросто, но нельзя оставлять ее одну с ее хаосом…я ведь могу помочь, я знаю как…
     Но увидев на пороге гостью такой, какой не видел еще ни разу, Лиодор понял - Анды. Нужно показать ей Анды. Марина была чем-то здорово напугана и Лиодор гневился, понимая, что страх ее не реален. Снова что-то придуманное. Как же бороться с чем-то, чего нет…Отвлечь, затормозить ее бред…
     - Мне так страшно…
     - Знаешь, я через два часа должен буду уехать из города, сначала еду в столицу, а потом из Лимы уже в Куско, мне по работе нужно. Поехали со мной, ты ведь сможешь?
     Я не вовремя, он занят поездкой, а тут я со своими детскими страхами. Вот он в Анды собрался, снова ловить бабочек. Почему он зовет меня, я ведь только мешать буду.
     - Я никогда не была в горах…
     - Значит, поедешь.
     У него все так просто. Поедешь. Неужели можно просто так взять и поехать. Хотя меня ведь ничто не держит, только забежать домой и сказать, что меня не будет дома неделю - и можно хоть в космос отправляться. Удивительно, я всю жизнь мечтала поехать в горы, но это было так неосуществимо, так запутанно и сложно, а теперь одна его фраза "значит, поедешь" и можно прямо сейчас отправляться на вокзал. Кто же он…Он не словами играет, он играет событиями… Может, тогда и мне можно помочь…

     Восемь дней в Андах… Каждый день - новое умение. Каждый день это рождение новой бабочки. Бабочки, которую не хочется ловить. Только наблюдать ее полет. Лиодор приехал не для бабочек. Он приехал для бабочки. Одна-единственная. Самое красивое создание, которое можно так и не встретить никогда. Лиодор мечтал увидеть ее рождение и вот удобный случай. Особая гора. В это время года здесь можно ее увидеть, но больше - нигде. Это не просто рождение насекомого, это рождение новых сил, новых пределов, которые можно будет снова преодолевать; это рождение новой жизни, которая будет пронизана трепетанием крыльев бабочки, жизни, в которой будет новая уверенность в том, что все можно преодолеть, что всего можно добиться. Это будет спокойствием, безмятежностью, это вся сила мира, что лежит пыльцой на крыльях столь нежного и хрупкого создания. Это будет дар Лиодору.
     Но не жадничай, не хватай своей сильной рукой его, позволь ему родиться, позволь самому вырваться из смертельного кокона, нельзя, нельзя ничего делать за других. Если бабочка не сможет сама вырваться из кокона, то не нужно ей помогать, она ведь не выживет…Какой пыткой является наблюдение, видеть муки и знать, что нельзя помочь, рваться на части от безысходности, метаться в поисках выхода, и понимать, что нельзя ни в коем разе что-либо предпринимать. Урок смирения и выдержки.
     Как же сложно было прорезать лапками кокон, столько сил на это ушло, но нужно еще выбраться, выбраться и суметь расправить крылья для полета. Мокрые, смятые границами кокона крылья, что еще ни разу не пробовали вкус неба, неизвестно как вообще взлетать, но если не понять этого, то значит упасть, упасть без права подняться вновь... как же хочется в этот момент подставить свои руки…а вдруг не взлетит, а вдруг сорвется, нет…нет…нельзя…но ведь она уже выбралась, теперь можно помочь…нет, нет, убери руки, предоставь этому решиться без тебя…уууу…она должна, должна все сделать, как же я долго мечтал…и вот я здесь, наблюдаю удивительнейшее рождение…омут…воспоминания, воспоминания…радость, нет, счастье…ну же, ну, давай…

     …что…что это…город…город, душимый деревьями…старые улицы. Множество двориков, глухих парков…осень…фонтаны, забитые листьями, неухоженные кусты, душимые сорняками, что не могут расцвести, родники, что задыхаются, накрытые опавшим листом, здания, что разрушаются постоянно растущими деревьями, растущими прямо из домов, упадок…запустение… деревья, что закрывают солнце…холод…тишина…ни пения птиц, ни людского разговора…
     Ну и местечко…столько работы…город гибнет, красивый город…гибнет…НЕТ, нет, ничто не имеет значения…помочь…ах…вот и они…моя сила, моя уверенность…помочь…сейчас, сейчас город, потерпи…сейчас вздохнешь…уберу листья из фонтанов, подстригу кусты и бережно направлю вверх новые побеги, расчищу родники, обложу их камнями, что бы впредь текли легко…вот прелесть…к роднику слетелись птицы…а я то думал, что их нет…какое пение…снести старые жилища и построить новые там, где не будут их душить коренья могучих деревьев…уберем деревья, что закрывают солнце…
     Сколько сил…восемь дней…как же чувствуется усталость, но как же город красив…момент тишины…и тихий вздох…отвоевал, да, отвоевал…теперь город будет стоять. Стоять еще долго, к черту усталость…посмотрел на небо…солнце пробивалось сквозь ветки деревьев и заливало город золотом…это было похоже на улыбку…оглянулся вокруг и снова на солнце…ослепительный удар солнечного луча и перед глазами поплыли пятна…пока стоял и смотрел, словно в калейдоскоп, то понял, что стоит совсем уже не в городе, а лицо овевает ароматный ветер Анд…
     …открыв глаза, увидел, что рядом стояла и улыбалась Марина, но как то странно изменилась, вроде…нет, не может быть конечно же, но вроде эти восемь дней он провел не в том загадочном городе, стены которого теперь виднелись на соседней скале, нет, точнее вроде эти восемь дней он провел в том городе, но вроде это был совсем не город, похоже, что он вернул к жизни эту девочку…улыбнувшись мысли, которая все же ему казалась еще странной, но никак не неприятной, он заметил, что на руку ему слетела бабочка…
     …тот удивительный дар от мира, в котором он все возвращает к жизни…ну же, ну давай, взлетай же…какое волнение…секунды, что решат жизнь этой бабочки, что несла на крыльях всю силу мира, просыпала ее на руки Лиодора, и теперь собирает силы для полета…Лиодор поднес ее к губам и легонечко дунув, все так же просил…лети…лети… мгновение…и…взмах…
                                                  П
                                                            О
                                                                      Л
                                                                                Е
                                                                                          Т
     …о-о-о…сколь прекрасен этот ее полет, Лиодор почувствовал удивительную легкость и его улыбка полетела вслед за бабочкой…да, да, она взлетела…она будет жить…будет…жить…жить…
     Марина показывала ему, что бабочка полетела в город, который был на соседней скале, а Лиодор с восхищением наблюдал ее полет, играя мыслью о том, что эта бабочка, что эта уверенность и сила летят именно туда… Лети, лети…тебя там заждались, уж давно убраны кусты, на которых ты сможешь выжить…

     Закат, последний закат в Андах, и веселый демон огня танцевал перед ними. Наслаждаясь ароматом чая, Лиодор с гордостью вспоминал восемь дней в городе и этот полет бабочки…посмотрел на Марину - все тот же смешной взгляд, в котором видна готовность принять следующий урок, ступить на следующую ступень вверх, в реальность.
     Рассвет, грустное собирание вещей…назад, в город…узкий и суетливый город. На всем лежит туман, но все же видно, что город на скале просыпается, из домов выходят люди, что бы приветствовать новый день и можно даже увидеть бабочку. И в этом удивительном месте Лиодор оставляет одну-единственную мысль - будет жить…будет…жить…