Nebula (Туманность)

     Странный серый шар держу я в руках. Гладкая поверхность стеклянного шара удивляет меня своим теплом, будто бы шар живой… Его энергия притягивает и его не хочется выпускать из рук, но вертеть его целую вечность. Шар притягивает к себе, но вместе с тем он некрасив. Серый шар… Ну кто видел серое стекло? Никто. Его не выпускают, потому что людям не нужен серый цвет. Мир и без него сер. Серый, как осеннее утро…
     Смотрю на него и недоумеваю – что же это и откуда? Стекло не может быть живым, не может быть теплым… Ну кто же, кто мне мог его подарить? Кто подарил мне столь некрасивый подарок?
     - А разве ты не любишь осеннее утро, загадки тумана, не любишь ли? – прозвучал такой же теплый, как и шар, тихий, спокойный голос.
     Не зная, кому нужно отвечать, я ответила самой себе, прошептав, что я люблю, я очень люблю осеннее утро, загадки, что стоят, окутаны туманами. И осень любит меня. Любит и бережет, потому что больше никто не желает любоваться ее мокрой красотой… опавшие деревья, мокрые дороги и волны тумана…
     Тихая, неведомо чья, но безмерно счастливая улыбка была мне ответом.
     - Молодец! Не лги, не лги себе и ты получишь ответ на любой вопрос. Ты узнаешь кто я и кем я был подарен. Не думай, что я сер. Разве туманы не скрывают собой деревья, что горят от красок? Разве тебя не радовало дерево, что прожигало туман, что выбиралось к свету? Учись не лгать себе. Признайся себе в том, что ты действительно любишь. Не бойся этого. Если любишь – люби. Не отрицай…
     Опустила взгляд на шар. как бы я его не любила, но он был кем-то подарен. Некто надеялся увидеть мою улыбку. А увидел ли? улыбнулась ли я человеку, что с азартом подыскивал для меня хороший подарок, улыбнулась ли я человеку, что с такой гордостью вручил мне этот дар?
     - Всякого было. Улыбалась, плакала, проклинала и целовала ты меня. Пока не умела лгать - улыбалась, а потом…
     Эх… шарик… ну скажи же мне, скажи, что ты за чудо, скажи, зачем ты был подарен?
     - Что бы ты любила меня, что бы любила тех, кто меня подарил и тех, кто просто был рядом… Что бы ты смеялась… Что бы ты была…
     Покорно вертится шарик в моих руках. Он не прост, нет. Это не просто стекло. Шарик лишь кажется стеклянным, а на самом деле он из… Ну что же… а ты неплохой, нет. Ты хороший шарик и так смирно вертишься у меня в руках. Ты ждешь того, что бы я тобой управляла. Нагреваешься моим теплом. Чувствуешь, что мои руки прикасаются к тебе… В них нет силы, нет желания тебя вертеть, но ты меня заставляешь это делать… Ты создаешь иллюзию, что сейчас упадешь и, блестя, разобьешься. Тогда я впиваюсь в тебя со всей силой, со всей страстью и ты хохочешь:
     - Ну хватит играть со мной. Скажи же, что ты любишь меня. Пусть я сер и уродлив, но ты лишь скажи… Верти меня как только хочешь и увидишь, что я не так уж и уродлив. Если я разобьюсь, ты будешь плакать. Да. Будешь. Я знаю. Я знаю, что ты врешь всем, врешь себе, но ты меня тайно любишь… Я давно это знаю, но теперь лишь прошу сказать это. Не мне, нет. Я знаю. Но скажи это себе…
     Люблю…
      Открыла глаза, взглянула еще раз… ах… пока он вертелся в моих руках, то стал совсем другим… то пыль его укрывала, а теперь вот милый шарик показывает мне картины. Совсем не серые, нет. Цветные.
     Люблю…

     Смеется, показывая, как я, четырехлетняя девочка, помогаю встать с асфальта такой же девочке и говорю ей : «Давай дружить», «Давай», - отвечает она мне… Подросшие, мы кружимся, взявшись за руки и смеясь, падаем на траву… «С тобой все будет хорошо», - говорит она мне, и почему-то засыпает…
     Смеется, показывая, как девочка, сидя у меня на руках, спрашивает: «А можно я буду твоим Солнышком?»… «Можно, милая, можно Солнышко»…
     Смеется, показывая, как парень, обнимая, произносит: «Не дрожи… Не бойся… Я здесь»… «Смогу ли я защитить защитника?»…
     Смеется, показывая, как друг, стирая мне кофточку, смеется – « Я не позволю им узнать, что угощал тебя тем, что было глупо запрещено»… «Алекс тебя убьет…»… «Но тебе ведь понравилось?»...
     Смеется, показывая, как девочка, молча забирается мне на руки и тихонько засыпает…
     Смеется, показывая, как друг, помогая победить врага, поддерживает: «Молодечик!»
     Шар снова стал серым, все видения исчезли…
     - Покажи еще, - кричу я.
     - Смотри в сердце… все там…все там…
     Да что же ты за шар такой? И почему, почему я не могу выпустить тебя из рук своих? Это ты меня держишь, а не я тебя? Я разжимаю пальцы, я отпускаю тебя – лети, но ты не летишь. Нет, ты прочно прилип к моим ладоням. Я отряхиваю руку, пытаясь тебя разбить, но как только я трясу тебя, серый шар, ты показываешь мне картинку. Еще одну цветную картинку. Не выдумку, не миф - правду. А ты смеешься и мелькаешь видениями…
     Люблю, люблю тебя, шарик. И серым я тебя люблю. Всяким. Ведь ты – мой…
     Как только я стараюсь разбить тебя, ты показываешь мне человека, что приносит с собой цветные картинки. Единственный, кто сейчас способен мне открыть их. Дивный ты, шарик. Тот человек заставляет меня смеяться, а что бы я смогла видеть его, я должна хранить тебя.
     И я буду это делать. Я буду хранить тебя пока однажды, на рассвете, между моим вдохом и выдохом не покинешь меня. Дивный шарик…
     Тот человек с цветных картинок – мой друг. А ты? Почему ты серым становишься, туманным, почему за туманом прячешь картинки?
     - Это все не правда, я не туманный, не серый, не пыльный. Ты всмотрись в меня. Тряси, узри сквозь осенний туман огонь деревьев. Держи меня крепче… Я делаю это что бы ты знала, что ты теряешь.
     …И снова комнаты разукрашиваются всевозможными цветами и снова слышен смех…
     И я сижу, вся в тишине. И я спрашиваю вдруг:
     - Шарик, милый мой подарок, Кто ты?
     - Жизнь!