РЕКЛАМА 
рутокен и эцп

Наконец-то тебе стало легче
2001 – 24. 12. 2006

     Слабые всю свою жизнь возводят вокруг себя замки гнева. Они слишком заняты, что бы появляться в мире реальном. Пьют там, гуляют, раздумывают над глобальными проблемами. Боятся ступить в мир, где они являются низшими из людей, боятся мира, где слабы. Боятся, что мир снова их унизит, поранит, и тогда… Они решают сами ранить это мир. Гневом. Так пишется жизнь. Ее нелепая история, что создается не королями и королевами, а простыми человеческими поступками.
     Вечер. Вся семья в сборе. Милая, тихая девочка сидит за столом и усердно что-то рисует. Рисует картины еще одного прекрасного дня, что ей удалось прожить в этом мире, рисует его цветным. Небо, птицы, поющие песни солнцу. Неуверенной детской рукой усердно старается нарисовать большой красивый дом… Недалеко сидят ее родители и о чем-то беседуют. Разговора не слышно. Девочка старается вытеснить его со своего тихого мира, не замечать его и достраивает дом на бумаге.
     Можно было бы так и целый вечер просидеть, вытесняя страх со своего мира, но отец начинает размахивать руками, и девочка отлично понимает, что сейчас будет происходить. Возможно, они с матерью успеют добежать до соседей и там переночевать, а, возможно, и что скорее всего, отец их снова сейчас побьет и успокоится и бежать уже никуда будет не нужно.
     Мать что-то сказала, отец яростно опускает свой кулак на стол со всей пьяной силой. От испуга девочка расплакалась. Громко, как плачут дети, не имея сил держать страх в себе. Понимает, отлично понимает, что если не перестанет плакать, то отец ее побьет, но страх этого не знает и разливается слезами, раскатывается криком по маленькой квартирке.
     - Она меня бесит. Заткни же эту ****, чего сидишь? – избивая мать, приговаривает он.
     Девочка, пытаясь себя успокоить, забивается в угол и вовремя, потому что взбешенный отец одним взмахом тяжелой руки опрокидывает стол. Разлетаются цветные карандаши, медленно слетает на пол так и не дорисованный домик. Все на миг замерло, но как только стол упал, раздался тихий хруст стекла…
     Отец, довольный работой, уходит в другую комнату, а мать тихо смотрит, как раскисает детский рисунок, намоченный лекарством из только что хрустнувших ампул. В голову лезут разные мысли, о том, сколько оно стоило, о том, что без рецепта его не продадут, но крик дочери обрывает все мысли, оставляя лишь одну – Зарина.
     Наблюдая, как маленькое детское тело извивается на полу, скрученное припадком, мать понимает всю свою беспомощность. Положила голову дочери себе на колени, что бы девочка себя не травмировала, и отчаянно смотрит, как на рисунке образовываются лужицы препарата, что способен облегчить страдания Зарины. Дождавшись, пока дочери стало легче, она положила ее на диван. Поцеловала уже спящую Зарину, мать быстро оделась и побежала в аптеку, надеясь застать там доброго человека, что обслужит ее без рецепта.
     - Я не продам Вам этого без рецепта. Я Вас прекрасно понимаю, но я сама воспитываю двоих детей и я не могу позволить себе лишиться работы. Завтра утром откроется больница, выпишите новый рецепт и приходите, я отложу вам препарат.
     - Я не могу ждать до утра. Нет, Вы не… - отчаянно кричала женщина.
     - Идите домой, попытайтесь дождаться утра. Мне очень жаль, правда…
     Заринка все так же тихо спала. Как-то слишком тихо…
     - Отдыхай, милая. Наконец-то тебе стало легче…